Автор: Uzumaki Naruto (тут я укажу свой форумный ник, ибо не хочу раскрывать писательский.)
Бета: Микан
Название: Игра слов или возвращая прошлое.
Аниме: Наруто
Дисклаймер: Кишимото-сан.
Жанр: Романтичный ангст? Сонгфик.
Рейтинг: G
Размер: Драббл
Состояние: Закончен
Пейринг: Sasuke/Naruto
От автора: Писалось по песне: G.A.S. - Я Подарю Небо.
В песне женский род исправлен на мужской.

Небо закрывают темно-серые тучи, прощальные лучи солнца тонут в тяжелом сумраке вечера. Желтоватое брюхо серой ваты полнится от ярких вспышек молний. Дождь барабанит по железному козырьку, строя свой необычный и убаюкивающий ненавязчивый ритм. Теплый ветер теребит неокрепшие листья на деревьях, срывает и уносит куда-то в пугающую темную даль. Так проходит несколько часов, комната погружается в кромешную тьму, и лишь редкие вспышки молний освещают небольшие клочки помещения. Раскатистый грохот наполняет собой дом… А небо продолжает плакать, выплескивая на сухую безразличную землю ледяные слезы.
Эта ночь является небесной импровизацией. Она играет, пуская в ход сначала тяжелые капли, бьющие по всем поверхностям ненавязчивым приглушенным стуком, затем добавляет немного хриплого, раскатистого клокота и завершает тихим свистом ветра. Эта необычная и причудливая симфония неповторима. Она треплет в душе все спящие эмоции, помогает успокоиться и разобраться с ними…
Тихо скрипнула входная дверь, и в пустующую квартиру вошел промокший блондин. Он медленно прошелся по коридору, задержался на миг у стены, сняв обувь и поставив сушиться зонт, а затем прошел в комнату. Не включая свет, закрыл дверь, и, прислонившись к ней спиной, съехал по гладкой деревянной поверхности вниз… Тихо оседая на темный паркет. Сил не было даже убрать намокшую и лезущую в глаза челку. Погода соответствовала его настроению последний месяц. С друзьями – шумный, веселый, общительный. Дома – закрытый, отчужденный, серый, словно тень.
Наруто потер лицо холодными ладонями, стряхнул мешающую челку и осмотрел комнату. Без Него она казалась неуютной, холодной… Без Него все казалось таким.
Посидев еще немного, он поднялся и, дойдя до подоконника, открыл окно настежь. Улица встретила его свистящим резким ветром, обжигающим лицо, и таким же дождем. Ничего интересного, все тот же пустой вид… Словно кто-то там, наверху, сменил набор красок на черный и белый, решив поимпровизировать, замазывая все разными оттенками серого.
Тихий вздох утонул в уличном шуме, взгляд мазнул по темно-серому, мокрому асфальту. Блондин закрыл окно и подошел к шкафу в поисках сухой одежды. Бесцельно шаря по полкам, у самой стенки шкафа Наруто нащупал глянцевую обложку. Помешкав, он достал то, что оказалось тетрадью. Довольно потрепанной. Открыв ее, блондин потухшим взглядом пробежался по ровным, словно под линейку, исписанным строкам такого знакомого почерка. Провел дрожащими пальцами по странице и перевернул ее, там оказался текст песни. Губы Наруто тронула легкая печальная улыбка. Он оглянулся на большой белый рояль, стоявший в дальнем углу комнаты, прикидывая в уме тихую, незатейливую мелодию, которая могла бы подойти. Стоя у рояля, он провел кончиками пальцев по крышке, оставляя светлые дорожки, стирая тонкий слой пыли, поднял ее. Затем присел на маленькую, обитую красным бархатом, скамеечку и дотронулся до клавиш, которые мгновенно отдались гулким приятным звуком в звенящей тишине комнаты. Поставил тетрадку перед глазами на небольшую полочку для нот и принялся подбирать музыку. В это время замок входной двери тихо щелкнул, а её скрип утонул в мелодии, которую играл Наруто: тихой, печальной, но какой-то светлой и теплой. Берущей за душу, пробуждающей спрятанные в сердце чувства и поднимающей запрятанные воспоминания. Саске проскользнул в коридор и прислонился к стене, около дверного проема, вслушиваясь в мелодию. Через пару минут, к музыке прибавился голос, звенящий, теплый, вызывающий улыбку:
Я подарю небо, я подарю звезды,
Я подарю тебе мир - это серьезно,
Я подарю сердце, я подарю себя,
Я подарю счастье день изо дня;

Учиха улыбнулся: тогда все действительно казалось таким. Бесконечным, счастливым. А потом смазалось это ощущение, прошло. Семь лет - довольно большой срок.… И казалось, что уже ничто не помешает их отношениям. Они всегда будут жить в их мире, созданном ими лишь для себя.
А музыка тем временем проникала все глубже в сердце и разум, вытаскивая на поверхность все так старательно спрятанное:
Проходит время, но оно идет с нами,
И каждый час это счастье или рана,
И мы не смотрим вперед, но не идем назад.
И мы не знаем, какой будет будущий шаг.
На улице прохладно, как и всегда.
Меня согревают твои глаза.
И если честно в них вижу себя,
И ты тоже в моих видишь себя.

Учиха усмехнулся, он писал это относительно недавно, а по окончании написания перечитал и припрятал подальше, надеясь, что Наруто не доберется до нее, но он ошибся и теперь расплачивался за это оживающими воспоминаниями, которые всплывали на поверхность вместе с тупой болью в сердце.
Вспомнилась первая прогулка в парке. Их познакомила Сакура. Как-то гуляя с Саске по парку, сказала о том, что скоро приезжает её друг детства, и она хотела бы их познакомить:
- Привет, я Узумаки Наруто, - высокий, голубоглазый блондин улыбнулся открытой, светлой улыбкой и протянул руку, затянутую в кожаную митенку.
- Учиха Саске, - произнес с такой же улыбкой темноглазый брюнет, отвечая на рукопожатие.
Девушка улыбнулась и оставила их одних, подумав, что теперь она тут не нужна.

Осень… Семилетней давности. Она была не такая, как сейчас. А теплая, яркая и солнечная. Им было по 17. Наруто носился по лужайкам, нежась в последних теплых лучах солнца, беспокоя шершавую сухую листву, приминая её подошвами кед… А Саске смеялся, глядя на него, такого открытого, смешного, солнечного. Все казалось таким простым, безмятежным. Все ведь только начиналось.
Весь день они гуляли, а вечером, сидя в тихой кафешке, грели руки о белые фарфоровые чашки, наполненные терпким черным кофе, и разговаривали о том, как они познакомились с Сакурой. Учиха рассказывал о том, что в последнее время она очень помогала ему, потому что недавно погиб его брат, и Саске остался один. Наруто улыбался, печально, но тепло, сочувствовал, рассказывал о своих родителях, которые погибли, когда он был еще маленьким, и Сакура тогда тоже очень помогла ему… А потом, прощаясь у дверей кафе, Саске поцеловал его. Легко, едва касаясь его губ своими. И пообещал завтра позвонить, чтобы они сходили вместе в кино.
Учиха улыбнулся: а это оказалось больнее, чем он думал… Ожившие воспоминания.
А тем временем музыка продолжала литься из-за стены, наполняя своим гулким эхом темную прихожую, в которой стоял притихший Учиха. Она разливалась прохладной мелодией, отражаясь от закрытого окна, за которым барабанил дождь, словно в такт мягкому мотиву.
Я подарю небо, я подарю звезды,
Я подарю тебе мир - это серьезно,
Я подарю сердце, я подарю себя,
Я подарю счастье день изо дня;

Снова припев… А Саске думал о том, что у Наруто действительно прекрасный голос. Мелодичный, с легкой хрипотцой…
Мы с тобою, как дети,Бежим по этим лужам,
Ведь мы знаем, что нам никто кроме себя не нужен.
Мне нужен ты, а я нужен тебе.
Неважно на рассвете или на закате
Дней прошло уже так много
А помнишь первый раз?
«Привет, как дела, где ты сейчас?»
И мы с тобою созвонились
И пошли гулять по утреннему парку, потом опять.

К тому времени, прошло уже 6 счастливых лет их совместной жизни. Саске с Наруто сидели на кухне и обсуждали их жизнь. Вспоминали прошлое, думали о сегодняшнем, строили планы на будущее.
- А ты помнишь нашу первую прогулку?
- Конечно. Мы же тогда познакомились, - усмешка. - Считаешь, я смог бы забыть?
- Кто тебя знает… Хорошо тогда было, надо повторить, - блондин улыбнулся. - Завтра у нас с тобой семь лет. Пойдем?
Брюнет кивнул и, обойдя стол, поцеловал Наруто, мягко, легко, тепло. Блондин улыбнулся:
- Люблю тебя.
- И я тебя.

Саске с тяжелым вздохом оттолкнулся от стены и подошел к белому подоконнику, отдававшему в сумерках темно-серым.
Глянул на грязновато-коричневый город, укутанный пеленой ситцевого тумана, и прислонился лбом к холодному стеклу в надежде отрезвить мысли и успокоиться.
На миг мелодия прервалась, послышались тяжелые шаги, затем громкий стук и несколько сдавленных всхлипов. Саске сам не заметил, как в глазах стало мутно, а потом что-то ухнуло вниз быстрым скользким движением. Он удивленно глянул на подоконник, на светлой поверхности прозрачными кляксами разбились несколько слезинок, Учиха замер. Он не плакал со смерти Итачи… Даже когда они с Наруто расставались, он просто прикусил до крови губу, впиваясь ногтями в кожу ладоней, сжатых в кулаки, развернулся и ушел. Не обернувшись. Лишь бросил напоследок:
- Так лучше.
Пара мгновений и снова комната полнится звуками музыки, вот только голос очень тихий, почти не слышимый за бетонной стеной:
Я подарю небо, я подарю звезды,
Я подарю тебе мир - это серьезно,
Я подарю сердце, я подарю себя,
Я подарю счастье день изо дня;

А Саске все стоит, прислонившись к холодному стеклу, думает, анализирует, вспоминает.
Он ведь действительно любил его… И вся проблема в том, что и сейчас любит. Вот только до него это только что дошло. Как только все воспоминания, державшиеся в самых дальних уголках под гнетом мыслей о том, что пора прекратить это, вырвались наружу. Неприятный холодок, похожий на промозглую осеннюю сырость, прокрался в душу. Стало тоскливо, мысли словно загустели после осознания такого простого факта.
Любит… До сих пор.
Вырвал его из размышлений голос Наруто, ставший снова громким. Пришел в себя. Успокоился… И снова музыка слилась со звуком дождя. Так непривычно, но до безумия красиво, успокаивающе и гармонично. Музыка чуть смягчает голос, и от этого возникает ощущение сонливости. Но мысли не позволяют… Точнее воспоминания. Они роятся где-то в голове огромным скопом, руша установленные вокруг границы недозволенности.
Потом каждый день опять все повторяется.
И мы уже как родные и нам все нравится.
Пьем кофе, и не смотрим на часы,
Ведь время замирает, когда рядом ты.
У нас с тобою любовь, не знаю, так говорили.
Но все потом ушло, нас разделяют мили,
Звонки все реже, чаще слышу гудки,
Автоответчик на повторе, ну где же ты.

Саске закрыл глаза. Вот с этого куплета уже начинался конец. Их отношениям.
Все было прекрасно: утренние поцелуи, кофе в постель от того, кому не лень было встать, прощание и работа. Но даже в рабочее время были бесконечные смски, звонки, сообщения в ICQ. Это правда была любовь. Настоящая. Искренняя. Переполненная чувствами. Они не могли друг без друга. Красная лента укорачивалась все сильнее, чувства становились все выше. Им достаточно было просто вдвоем полежать на подоконнике, спрятавшись от холода под теплым клетчатым пледом. Они могли молчать часами, но для них обязательно было присутствие друг друга. Они были друг другу кислородом. Они дышали друг другом, жили друг другом, наслаждались друг другом.
Вот только однажды Наруто отправили в командировку. На месяц.
Расставание было тяжелым. Пустота в душе поселилась с первых минут его отъезда, но уменьшалась с каждым днем приближения возвращения. Вот только через неделю что-то произошло… Саске не мог дозвониться до него. Все время срабатывал автоответчик, который уже ломился от ежеминутных звонков Учихи. Сначала он списывал все на занятость Наруто, сильно не переживал… Но спустя неделю стало жутко. Страшно. Появилось ощущение, что его кинули.
А после возвращения Наруто, оказалось, что он просто потерял свой телефон… Вот только Учиха ему не поверил. Устроил скандал. Говорил глупости, до боли обидные сердцу. Режущие его, приносящие невыносимую боль… Сводил общение почти к минимуму, а потом и вовсе сказал, что им надо расстаться.
- Мы расстаемся.
Глаза светло-голубые, горящие живым блеском, задорные и счастливые мгновенно погасли. Блеск пропал, оставив после себя мутную пелену, эмоции исчезли. На миг мелькнул ужас. Судорожный вздох и кивок. Наруто повернулся к Саске спиной, подошел к окну и, пару минут всматриваясь в грязное, словно замазанное штукатуркой небо, произнес:
- Уходи. Это твой выбор.
Затем он пронесся мимо, резким движением надевая плащ, и выбежал на улицу.
Саске только вздохнул и вышел следом, запирая дверь и, как обычно, оставляя ключи в небольшом шкафчике около двери.

Почему-то тогда даже не было тяжело. Он сказал это легко, долго не раздумывая. Просто поставил Наруто перед фактом, что они расстаются, и ушел, оставив вещи и забрав смысл существования блондина. Практически вырвав его, оставив огромную дыру, с тупой ноющей болью на том месте, где когда-то было доброе и любящее сердце.
А сейчас он понял, что чувствовал его любимый. Саске медленно осел на пол, и, закрыв лицо руками, до крови прикусил губу, стараясь сдержать рвущийся всхлип и подавить вставший в горле ком.
Звучавшая музыка словно обволакивала его, она как будто хотела помочь. Помочь выплеснуть все чувства, всю боль. Но Саске упорно пытался ее сдержать.
Я подарю небо, я подарю звезды,
Я подарю тебе мир - это серьезно,
Я подарю сердце, я подарю себя,
Я подарю счастье день изо дня;

Музыка стихла. Комната больше не полнилась звонким теплым голосом, наступила звенящая жуткая тишина. До омерзения густая и липкая. Последние тихие звуки клавиш рояля растворились в этой вязкой тишине, зато на смену им пришли шаги. Громкие, отчетливо отдающиеся в сознании брюнета.
Хрустнул рычаг защелки, неприятно скрипнула открывающаяся дверь, и из комнаты медленно вышел блондин. Он почувствовал чужое присутствие, без интереса повернул голову к подоконнику и, окинув взглядом темную фигуру, произнес:
- Зачем ты пришел?
Его голос прозвучал как-то тихо, печально, безнадежно. У Саске защемило сердце, он медленно поднялся, опираясь о стену и, подойдя к блондину, сжал его в объятьях, сминая рубашку на спине дрожащими руками. Наруто как-то отстраненно положил руку ему на спину и прикрыл глаза, вдыхая его запах.
Учиха мелко вздрагивал, судорожно выдыхая и все яростней цепляясь за Наруто, тихо прошептал:
- Прости меня. Прошу…Я люблю тебя.
Наруто почувствовал, как в глазах защипало, неловко провел по влажным волосам Саске, и произнес:
- Ты не ответил на вопрос. Я не верю, что ты пришел извиниться.
Парень вздрогнул и, отстранившись, заглянул блондину в глаза:
- Я пришел за вещами, - Саске замялся. - Ты пел… Наруто. Эти воспоминания. Они обрушились лавиной.. То, что я столько времени прятал, закрывал далеко в сознании. Они сильнее меня… Пойми, я…
Договорить ему не дал Наруто, он слегка свел к переносице светлые брови и, проведя легким, еле осязаемым движением пальцев по щеке брюнета, произнес:
- Саске, и ты меня пойми. Ты бросил меня, не поверил мне, хотя за все семь лет, - он прервался и отвел взгляд, - я ни разу не давал тебе повода усомниться во мне… Ты плакал?
Блондин настороженно взглянул в темные глаза, Саске моментально отвернулся к окну, всматриваясь в картину за ним, дернул головой, закрыв длинными мокрыми прядями лицо, и затих.
Наруто убрал руку от его лица, подошел к окну, быстро пробежался взглядом по серым крышам с потрескавшейся черепицей, темным окнам дальних домов, хранящих покой и молчаливость, мазнул взглядом по проезжей части, переполненной машинами, и тихо вздохнул:
- Как всегда, не признаешься даже мне в минутной слабости.
Затем сорвался с места и быстрым шагом пошел к входной двери. Как только он поравнялся с Учихой, тот схватил его за запястье и развернулся, грубо хватая за плечи:
- Да я плакал. А знаешь почему? – темные глаза сузились, пристально вглядываясь, рассматривая эмоции в голубых. - Потому что люблю тебя! Тебя! С твоими светлыми волосами, теплыми глазами цвета летнего неба, открытой улыбкой и звонким голосом.
Пойми же!!! Я хочу вернуться к тебе! Чтобы все было по-старому…
- Как прежде уже ничего не будет.

Учиха замер на миг, затем резко наклонился к блондину и поцеловал. Так, как обычно целовал, когда тот возвращался с работы, соскучившись после долгого дня. Тепло, немного резковато, стараясь наверстать все упущенное время, но в тоже время не обязывая. А Наруто ответил ему… Сначала как-то скованно, а потом прижимая к себе, обнимая, словно он мог снова уйти. Снова ранить, так же, как в первый раз...
Тяжело дыша, Саске прислонился своим лбом к его и прошептал:
- Дай мне еще один шанс. Всего один.
Наруто зажмурился, боясь согласиться. Ему казалось, что Учиха снова сможет сделать так же, дай он ему еще один шанс… Вот только если все это повторится, Наруто просто исчезнет. Растворится в пространстве, а потом прольется на эту землю вместе с серым, печальным и холодным дождем. Так он сможет быть с Саске. Проливаться на него тяжелыми каплями. Стекать по светлой коже лица, по лбу к переносице, плавно соскальзывая со щек на губы и растекаться по ним, даря вместо ожидаемого холода едва заметную теплоту.
Улыбнувшись этой мысли, Наруто кивнул:
- Только один… Больше у тебя его не будет.
Саске крепко сжал любимого в объятьях и прошептал:
- Сегодня. Так же, как и в первый раз. В том самом кафе, - затем, проведя напоследок рукой по его губам, ушел. Оставив после себя приятный запах дорогого одеколона и затихающее эхо шагов.
Вечер. Саске вместе с Наруто стоят у входа в кафе, Учиха еле заметно улыбается и произносит:
- Давай, как тогда… познакомимся?
Наруто лишь усмехается и, согласившись следовать правилам задуманной Учихой игры, протянув руку так же, как и в тот раз, произносит:
- Привет, я Узумаки Наруто, - высокий, голубоглазый блондин улыбается открытой, светлой улыбкой и протягивает руку, затянутую в кожаную митенку.
- Учиха Саске, - произносит с такой же улыбкой темноглазый. - Узумаки Наруто, а выходи за меня?